Краеведческое общество: Археология в ополье - Краеведческое общество

Перейти к содержимому

  • (20 Страниц)
  • +
  • « Первая
  • 18
  • 19
  • 20

Археология в ополье

#381 Пользователь офлайн   Сергей Е 

  • Продвинутый пользователь
  • Иконка
  • Группа: nasheopolie
  • Сообщений: 2 090
  • Регистрация: 13 Октябрь 10

Отправлено 28 Февраль 2018 - 10:45

Хотя Гороховец и не относится к территории Ополья, но захоронения, подобные гороховецкому, могут существовать и на территории Ополья.

Археологи обнаружили древний могильник в Гороховце


В Гороховце Владимирской области ученые из Института археологии РАН обнаружили финский могильник двухтысячелетней давности. Это чрезвычайно ценная находка, поскольку такие погребения крайне редко встречаются на территории Северо-Восточной Руси. Ее детальное изучение поможет ученым лучше понять особенности быта и культуры финских племен, которые были предшественниками славян в Волго-Окском регионе.

«Финские могильник в древнерусских городах – большая редкость. Наши специалисты недавно закончили реставрацию находок из Гороховца, что было очень непросто. Датировка предметов показала, что могильник относится к I веку нашей эры», – цитирует пресс-служба института директора, академика Николая Макарова.
С 2015 года на территории Гороховца ведутся раскопки при поддержке Министерства культуры РФ экспедицией под руководством Ольги Зеленцовой и Сергея Милованова. За последние три года ученым удалось, в частности, найти подтверждения, что город возник в середине XII века.
Точная дата появления Гороховца неизвестна, поскольку впервые в документах – в Лаврентьевской летописи – он упоминается только в связи с его разорением в 1239 году во время нашествия Батыя, а в следующий раз упоминания о нем в документах появляются только через 300 лет, в 1539 году, в связи с набегами казанских татар.
Экспедиция, которая состоялась летом 2017 года, обнаружила множество предметов, характеризующих занятия древних жителей Гороховца. Среди них много связанных с рыболовством, например, глиняные грузила от сетей, железные рыболовные крючки. Часть находок свидетельствует, что город был торговым центром. Об этом говорят чашечки от весов, обломки импортных сосудов из Волжской Болгарии, стеклянные браслеты.
При раскопках также были найдены следы построек более позднего времени, в частности, каменных зданий середины XVII – начала XVIII века. На одном из участков в юго-западной части исторического центра рядом с остатками сруба было найдено большое количество битого штофного стекла. Анализ источников позволил предположить, что здесь находился кабацкий двор.
Ученые исследовали три погребения. Погребенные лежали на спине, головой на запад, в одном случае – на восток. В могилах найдены детали костюмов и предметы – топор-кельт, наконечник копья, железные кольчатые удила, железные ножи, железные пряжки и две фибулы из цветного металла. В одном из захоронений обнаружены украшения из цветного металла – умбоновидная подвеска, сюлгама (застежка-фибула), ременная пряжка, коромысловидная привеска.

http://vladimirnews.ru/

ИзображениеИзображение
3

#382 Пользователь офлайн   Сергей Е 

  • Продвинутый пользователь
  • Иконка
  • Группа: nasheopolie
  • Сообщений: 2 090
  • Регистрация: 13 Октябрь 10

Отправлено 06 Март 2018 - 14:58

Л. В. Яворская, Н. А. Макаров, С. В. Шполянский
АРХЕОЗООЛОГИЧЕСКИЕ МАТЕРИАЛЫ СУЗДАЛЬСКИХ СЕЛИЩ В КОНТЕКСТЕ ИЗУЧЕНИЯ ХОЗЯЙСТВА СЕВЕРО-ВОСТОЧНОЙ РУСИ: ПЕРВОЕ ОБОБЩЕНИЕ

Выдержки из работы

В настоящей статье рассматриваются результаты анализа коллекций костных остатков животных, собранных при раскопках семи поселений в центре Суздальской земли. Полевые работы на этих памятниках проводились Суздальской экспедицией ИА РАН и Шуйской экспедицией в 2004–2013 гг. На поселениях изучены культурные напластования в хронологических пределах IX–XIII вв.
Шесть поселений находятся в Суздальском Ополье, в центральной и восточной его части, на расстоянии от 4 до 17 км от Суздаля, седьмое – за пределами Ополья, в 70 км к северо-востоку, на р. Тезе, левом притоке Клязьмы. На основании определения таксономического и видового набора костных остатков животных выявлено, что из семи селищ пять могут быть атрибутированы как обычные поселения сельского типа с собственным разведением сельскохозяйственных животных, доля промысловой деятельности в их хозяйстве не была высокой. Два других могут быть охарактеризованы как «природно-ресурсные», где в занятиях жителей существенную роль играет пушная охота и довольно высокую – рыбная ловля.
Предложенная атрибуция исследуемых памятников согласуется с данными палеоландшафта и археологическими сведениями. Анализ динамики остеологических спектров домашних копытных для представительных по числу костей коллекций с поселений Суздальского Ополья позволил получить новые сведения об изменениях в скотоводческом хозяйстве региона по хронологическому вектору. Наблюдается обратная корреляция долей крупного рогатого скота и свиньи в разных хронологических горизонтах одного поселения. Другой важной особенностью можно считать повсеместный резкий рост доли мелкого рогатого скота среди домашних мясных копытных начиная с XII в.

На поселениях изучены культурные напластования в хронологических пределах IX–XIII вв., при этом ранний культурный слой (IX в.) зафиксирован лишь на одном из этих селищ – Весь-V (Макаров и др., 2010). Шесть из этих поселений (Кибол-V, Весь-V, Большое Давыдовское-II, Шекшово-II, Вишенки-III, Кистыш-III) находятся в центральной и восточной частях Суздальского Ополья, на расстоянии от 4 до 17 км от Суздаля. Все они располагаются на открытых безлесных пространствах, возделываемых как сельскохозяйственные угодья. Судя по материалам палинологических исследований, эти территории начали расчищаться от леса еще в конце I тыс. и превратились в открытые полевые ландшафты на рубеже I–II тыс. (Алешинская и др., 2008).
Седьмое поселение (Клочково-II) находится за пределами Ополья, примерно в 70 км к северо-востоку от Суздаля, на р. Тезе, левом притоке Клязьмы. Эта территория существенно отличается по своим ландшафтным характеристикам от Ополья и в Средневековье, очевидно, оставалась более залесенной и менее населенной, чем опольские земли, тем не менее принадлежность ее к историческому центру Суздальской земли очевидна.

В таксономическом наборе всех исследуемых поселений зафиксированы остатки млекопитающих, птиц, рыб, земноводных, моллюсков. Кости земноводных (амфибий) и раковины моллюсков являются единичными находками и не анализировались в данном исследовании. Остатки птиц и рыб более многочисленны, однако определения их видов на настоящий момент не завершены. Среди костей птиц могут оказаться остатки не только домашних, но и диких форм, в числе которых могут быть и объекты промысла.
Оценка видового набора, возраста и размеров выловленной рыбы дает дополнительные сведения о структуре вылова и, соответственно, корректирует данные о белковом рационе для жителей каждого конкретного поселения. Поэтому отсутствие видовых и возрастных определений остатков этих классов животных не позволяет в полной мере анализировать роль данных ресурсов в структуре хозяйства, но позволяет сопоставить их доли в остеологическом спектре с вкладом домашних и диких млекопитающих.

На всех поселениях зафиксированы остатки пяти видов домашних копытных: крупного рогатого скота (Bos taurus), лошади (Equus caballus), овцы (Ovisaries), козы (Capra hircus), свиньи (Sus scrofa forma domestica), а также двух видов домашних хищников – собак (Canis familaris) и кошек (Felis catus).
К категории «промысловых» отнесены следующие виды животных, чьи кости определены в материалах исследуемых поселений: лось (Alces alces), северный олень (Rangifer tarandus), косуля (Capreolis capreolis), дикий кабан (Sus scrofa forma ferrus), медведь (Ursus arctos), лисица (Vulpes vulpes), куница (Martes martes), барсук (Meles meles), ласка (Mustela sp.), выдра (Lutra lutra), рысь (Lynx lynx), заяц (Lepus sp.), бобр (Castor fiber), белка (Sciurus sp.). Кроме этого, на поселениях встречены кости диких животных, не являющихся объектами охоты («непромысловых»): крыса (Rattus sp.), мышевидные грызуны (подотряд Myomorpha), лесной еж (Erinaceus europaeus), крот (Talpa europaeus).
Среди диких два вида могут как быть объектами пушного промысла, так и не являться таковыми: водяная полевка (Arvicola terrestris) и хомяк (Сricetus crisetus). Их остатки немногочисленны и не влияют на соотношения численности в разных категориях диких животных, однако условно были отнесены к видам, на которые ведется охота.

Среди домашних мясных животных в остеологических спектрах всех периодов доминируют кости свиньи. Высокая доля этого вида характеризует именно сельское поселение и отличает его от материалов средневекового города, где в остеологическом спектре наиболее высокий показатель у крупного рогатого скота (Антипина, 2005). Доли каждого конкретного вида домашних копытных различаются в разных хронологических горизонтах. Установлено, что от раннего периода (Х в.) к последующему (XI – первая половина XII в.) на 12 % вырастает доля крупного рогатого скота, а доля свиньи снижается почти на 20 %. Кроме этого тренда на рубеже XI и XII вв. удалось выявить в остеологическом спектре некоторый рост доли остатков лошади – на 4 %, а также резкое (на 15 %) увеличение доли мелкого рогатого скота в материалах XII–XIII вв.

По результатам проведенного исследования и сопоставления археозоологических материалов поселений центра Суздальской земли вырисовываются следующие выводы.
На основании определения таксономического и видового набора костных остатков животных выявлено, что из семи исследуемых селищ пять могут быть атрибутированы как обычные поселения сельского типа с собственным разведением сельскохозяйственных животных и невысокой долей вспомогательных промыслов, таких как рыбная ловля и охота. К ним следует отнести поселения Кибол-V, Вишенки-III, Кистыш-III, Большое Давыдовское-II и Шекшово-II. Два других – Весь-V и Клочково-II – близки поселениям, которые могут быть охарактеризованы как «природно-ресурсные», где в занятиях жителей существенную роль играет пушная охота и довольно высокую – рыбная ловля. На поселении Весь-V эта специфика ярко проявляется в ранний период (IX–X вв.), но в целом оба поселения сохраняли ее на протяжении длительного времени. Введение в научный оборот археозоологической коллекции селища Клочково-II пополняет перечень поселений X–XII вв., для которых значительный объем пушного промысла документирован весьма представительными материалами. При этом состав пушных видов, служивших объектом промысла на поселениях левобережья Клязьмы, полностью повторяет состав промысловой добычи на поселениях бассейна Шексны и Кубенского озера (Захаров, 2012. C. 231–233).
Предложенная атрибуция исследуемых памятников согласуется с данными палеоландшафта и археологическими сведениями. Все памятники, атрибутированные как поселения с невысокой долей пушного промысла, находятся в центре и на востоке Ополья, на территориях, которые, судя по материалам спорово-пыльцевых исследований, в X–XII вв. представляли собой открытые сельскохозяйственные угодья без лесных массивов (Алешинская и др., 2008).
Поселение Весь-V, в археозоологических коллекциях которого велик удельный вес пушных видов, располагается в сходных ландшафтных условиях, но находится на краю Ополья, в непосредственной близости (4 км) от лесных массивов на правом берегу Нерли, образующих ныне его восточную границу. Специальные исследования палеоландшафтов на р. Тезе, где располагается другое «природно-ресурсное» поселение – Клочково-II, не проводились, однако разреженность сети поселений в этой части Суздальской земли и их небольшие размеры позволяют предполагать, что в X–XII вв. значительные пространства здесь были заняты лесами.

Свидетельства широкомасштабного пушного промысла представлены в археозоологических материалах лишь одного из четырех «больших поселений», исследованных в Суздальском Ополье – поселения Весь-V, причем единственного, на котором присутствуют культурные напластования середины IX – первой половины X в. (Макаров и др., 2010). Хотя коллекции, полученные при раскопках селищ Кибол-V, Шекшово-II, Большое Давыдовское-II, невелики по объему, эти материалы определенно указывают на то, что обитатели «больших поселений» во второй половине X – XI в. не были непосредственно заняты добычей пушнины в значительных объемах, а их обеспечение мясной пищей осуществлялось в основном за счет продуктов животноводства. При этом весьма вероятно, что пушнина из лесных поселков, находившихся за пределами Ополья, поступала на «большие поселения» и играла значительную роль в их товарообороте, обеспечивая приток серебра.
Из сопоставления разных по структуре археологического материала поселений с различной хозяйственной специализацией можно установить, что на поселениях исследуемого региона не позднее XII в. (для Кибола-V – с XI в.) наблюдается более интенсивное наполнение культурных напластований костями домашних «мясных» животных, которое, с некоторой долей условности, можно интерпретировать как некоторый подъем скотоводческой отрасли хозяйства. Это отмечается даже для поселений с первоначальной охотничьей специализацией (как, например, Весь-V).
Анализ динамики остеологических спектров домашних копытных для представительных по числу костей коллекций с поселений Суздальского Ополья позволил получить некоторые новые сведения об изменениях в скотоводческом хозяйстве региона по хронологическому вектору. Наблюдается обратная корреляция долей крупного рогатого скота и свиньи в разных хронологических горизонтах одного поселения (Кибол-V, Весь-V).
Другой важной особенностью, зафиксированной для исследуемых памятников, можно считать повсеместный резкий рост доли мелкого рогатого скота в спектре домашних мясных копытных начиная с XII в. (Кибол-V, Весь-V, Большое Давыдовское-II). Для памятников, чей культурный слой формировался преимущественно в XII в. (Вишенки-III, Кистыш-III), фиксируется необычно высокая доля остатков МРС, значения которой оказываются близки к значениям долей наиболее многочисленных видов – свиньи или КР С.
Очевидно, что в Ополье в XII в., при увеличении количества поселений и их размеров, произошло расширение пахотных площадей (Макаров и др., 2013. С. 69–73), что могло привести к сокращению пастбищных и сенокосных угодий, необходимых для содержания крупного рогатого скота. Не исключено, что это и стало толчком к более активному использованию в хозяйстве и мясном потреблении животных придомного выпаса, т. е. мелкого рогатого скота.
3

#383 Пользователь офлайн   Васил 

  • Продвинутый пользователь
  • PipPipPip
  • Группа: Пользователи
  • Сообщений: 87
  • Регистрация: 31 Январь 15
  • ГородРоссия

Отправлено 06 Март 2018 - 17:45

Обратил внимание, что почему то нет костей волка среди промысловых животных? Не охотились на него? Может трудно отделить их от собачьих,живущих в поселениях. Интересно было бы восстановить по костякам скелетов внешний вид собак того времени.
2

#384 Пользователь офлайн   Сергей Е 

  • Продвинутый пользователь
  • Иконка
  • Группа: nasheopolie
  • Сообщений: 2 090
  • Регистрация: 13 Октябрь 10

Отправлено 13 Март 2018 - 12:25

2017, С.В. Шполянский Государственный исторический музей, Москва
Суздальское Ополье до и после монгольского нашествия: преемственность и трансформации в материальной культуре сельского населения во 2-й половине XII – 1-й половине XV в.

Выдержки из работы

Одной из главных проблем в изучении Суздальского Ополья – важнейшего земледельческого района, исторического и экономического центра Владимиро-Суздальской земли – является вопрос о последствиях монгольского нашествия, понимаемых и как результат прямого военного вторжения, и как долговременный фактор влияния золотоордынского господства на экономическую и демографическую ситуацию в регионе.
Открытые в последние десятилетия массовые захоронения … и кладовые комплексы во Владимире … представляются очевидными и наиболее зримыми свидетельствами военной катастрофы конца 30-х гг. XIII столетия. Последовавшие за этим изменения в характере городской застройки, уменьшение ее площади … – это не менее выразительные свидетельства упадка, в котором находились крупнейшие городские центры Северо-Восточной Руси длительное время после монгольского нашествия.
В ходе разведочных работ на территории Ополья Суздальской археологической экспедиции под руководством Н.А. Макарова впервые были получены представительные материалы, позволяющие говорить об изменениях, происходивших в регионе со 2-й половины XII – начала XIII в. до 2-й половины XIV – начала – 1-й половины XV в., т.е. от времени расцвета столичного региона Владимиро-Суздальской земли до потери политической самостоятельности и вхождения в состав Московского княжества. Полученные результаты позволили представить довольно широкую картину формирования и развития структур сельского расселения и, опираясь на обширные коллекции вещей (более 14 000 предметов) и керамики, полученные в процессе многолетних исследований (2001–2016 гг.), в первом приближении рассмотреть характер происходивших изменений …
К настоящему моменту из примерно 5,5 тыс. км2 территории Ополья разведочные работы проведены на площади не менее 370 км2 , обследовано более 350 поселений, для 302 достоверно определены их площади. Одним из наиболее значимых результатов исследований стало документирование чрезвычайно плотного освоения земель Ополья, выраженное в формировании развитой многоуровневой структуры расселения. Наибольшее разнообразие в размещении поселений (от берегов подавляющего большинства регулярных водотоков до водораздельных склонов в верховьях разветвленных овражных систем) фиксируется во 2-й половине XII – XIII в., когда, по-видимому, плотность их расположения достигает своего естественного предела, а расстояния между синхронными селищами определяются необходимыми размерами ресурсных зон вокруг них. Картина, прослеженная для 2-й половины XIII – 1-й половины XV в., фиксирует уменьшение количества памятников. При этом довольно уверенно выделяется группа селищ, на которых материалы 2-й половины XIII – начала XIV в. представлены незначительным количеством керамики и единичными находками вещей, что позволяет предполагать прямую связь их исчезновения с походами монголов или их прямыми последствиями. Эта ситуация наиболее заметна на юге Ополья, поблизости от Владимира, где количество прекращающих свое существование поселений составляет не менее трети, а с учетом селищ с минимальным количеством материалов 2-й половины XIII в., возможно, и до половины от существовавших ... Тем не менее есть и свидетельства, позволяющие говорить о продолжении нормального функционирования обширной сети сельского расселения в течение всего золотоордынского периода. Во-первых, большая часть наиболее крупных поселений (размерами от 3 до 19 га), составляющих основу системы расселения, располагаются на территории существующих в настоящее время или сравнительно недавно запустевших сел. Таких памятников обследовано 52, 34 из них, появляясь не позднее конца XII столетия, существовали на протяжении всего средневековья. При этом из 30 сел, известных по актовому материалу XIV–XV вв. в Суздальском Ополье …, археологически было обследовано 19, и везде были зафиксированы материалы конца XII – XV в.
Достаточно многочисленны и случаи, когда наиболее крупные древнерусские памятники располагаются за пределами исторических сел, а материал, собранный при их обследовании, относится преимущественно к XIV–XVI вв. ... Но здесь, по-видимому, можно предположить не полное исчезновение поселения, а перенесение его на новое место, часто в непосредственной близости от ранее существовавшего памятника. Но особенно важным представляется фиксация поселений или групп памятников, располагавшихся за пределами территории исторических сел, в топографических условиях, характерных для сложившейся в XII столетии разветвленной системы расселения – на мелких речках и в верховьях овражных систем с сезонными водотоками (Янево-3–5, Гнездилово-11, Федоровское-1, Константиново-1–2, Гостево-3). Наличие серии таких памятников позволяет говорить о продолжении функционирования развитой сети расселения, более разветвленной, чем известная в основном по монастырским актам 2-й половины XV – XVI в. Особенно интересны исключения – селища на водоразделах, определяемые актовым материалом XV в. как владельческие села (Гостево-1 (Ясенье), Мининское (Михали-3–4), возможно, Турабьево). Функционирование локальных поселенческих центров на водоразделах как одна из наиболее выразительных особенностей Ополья отмечалось и ранее ... Сейчас все более очевидной становится часто ведущая роль, которую играли селища, располагавшиеся в верховьях оврагов и на склонах водораздельных плато в средневековой системе расселения. Их история – это постепенное поглощение светского землевладения монастырским, бурно развивавшимся в регионе, иллюстрирует, вероятно, один из ведущих факторов, повлиявших в конце XIV – XVI в. на формирование поселенческой структуры с тотальным доминированием крупных сел, которая фиксируется письменными источниками.
К настоящему моменту можно говорить о как минимум 19 памятниках или небольших, компактно расположенных группах поселений (до трех селищ), появляющихся в XI–XII в. и продолжающих существовать в течение XIII – 1-й половины XV в. Особенно значимым для характеристики сложившейся ситуации представляется продолжение функционирования сети крупных поселений по р. Уловке (левый приток Нерли Клязьминской), пограничной между владимирскими и суздальскими землями. Здесь, на участке левого берега реки протяженностью менее 7 км, расположились три группы памятников (Павловское-1–3, Улово-1–2, Васильково-6) размерами от 3,5 до 11 га. Селища находились в непосредственной близости от дороги, связывавшей Суздаль и Владимир, на пути следования всех воинских контингентов, участвовавших в бурных событиях XIII–XIV столетий. Полученные на селищах в процессе проведения разведочных работ материалы достаточно представительны, чтобы обосновать хронологию памятников и дать характеристику материальной культуры населения ... Наиболее ранние селища возникают не позднее 2-й половины XI столетия …, но для большей части памятников располагающихся за пределами территорий исторических сел, документировано их появление не ранее середины XII в. Характер материальной культуры сельских поселений Ополья XII – 1-й половины XIII в. имеет ряд черт, позволяющих говорить о развитой социальной структуре и наличии представителей элит среди населения сел региона. Это в первую очередь находки так называемых статусных вещей (вооружения, выразительных предметов христианского культа, писал, амфорной тары), свидетельствующие о длительном или постоянном пребывании на селищах представителей сословий с высокими стандартами потребления. Для материалов 2-й половины XIII – XV в. значительных серий таких вещей до последнего времени не выделялось. Тем не менее находки предметов вооружения этого времени, импортной керамики (кашина), выделение небольшой пока группы предметов христианской пластики позволяют говорить об известной преемственности с точки зрения присутствия в числе жителей сел представителей привилегированных сословий. Важным дополнением к представлениям об облике сельских поселений Ополья конца XIII – XIV в. являются находки деталей торгового инвентаря, монетного серебра, демонстрирующие включенность населения селищ в торговую деятельность, и ременной железной гарнитуры, которую уже, по-видимому, стоит рассматривать как элемент материальной культуры русского населения этого времени.
3

#385 Пользователь офлайн   Сергей Е 

  • Продвинутый пользователь
  • Иконка
  • Группа: nasheopolie
  • Сообщений: 2 090
  • Регистрация: 13 Октябрь 10

Отправлено 15 Март 2018 - 20:30

Археологической экспедиции отдела сохранения археологического наследия Института археологии РАН для работы на средневековых селищах ближнего и дальнего Подмосковья в сезон 2018 г. требуются рабочие (мужчины), с опытом участия в раскопках.

Сроки работы – с начала апреля по конец августа (можно не на весь срок). Условия работы: зарплата 1200 р. за 8-ми часовой рабочий день (зарплата строго 2 раза в месяц), бесплатное питание (хорошее) и проживание (в весенний период – в гостинице, летом – в палаточном лагере).

Исследования будут проводиться большими площадями, на интересных памятниках (в том числе – на селище, не затронутом позднейшей распашкой). Основной коллектив экспедиции – в целом молодой по возрасту участников.

Из-за больших объемов работ требуется его расширить. Отношения в коллективе доброжелательные.

Обращаться к Аникину И.С. https://vk.com/id87512833
1

#386 Пользователь офлайн   Сергей Е 

  • Продвинутый пользователь
  • Иконка
  • Группа: nasheopolie
  • Сообщений: 2 090
  • Регистрация: 13 Октябрь 10

Отправлено 16 Март 2018 - 09:08

Цитата

Археологической экспедиции отдела сохранения археологического наследия Института археологии РАН для работы на средневековых селищах ближнего и дальнего Подмосковья в сезон 2018 г. требуются рабочие (мужчины), с опытом участия в раскопках.


Уточнил у Аникина И.С. - под "ближним и дальним Подмосковьем" понимается удаление от Москвы не далее Коломны.
1

#387 Пользователь офлайн   Сергей Е 

  • Продвинутый пользователь
  • Иконка
  • Группа: nasheopolie
  • Сообщений: 2 090
  • Регистрация: 13 Октябрь 10

Отправлено 20 Март 2018 - 10:45

Просмотр сообщенияВасил (21 Октябрь 2016 - 12:15) писал:

"Обол мёртвого" -редкий элемент древнерусской погребальной обрядности. Интересно, что это "обол"?


"Обол мертвого" - это своеобразная плата за переход усопшего в царствие мертвых.
2

#388 Пользователь офлайн   Сергей Е 

  • Продвинутый пользователь
  • Иконка
  • Группа: nasheopolie
  • Сообщений: 2 090
  • Регистрация: 13 Октябрь 10

Отправлено 20 Март 2018 - 16:29

Т.Д. ПАНОВА.
ЦАРСТВО СМЕРТИ. ПОГРЕБАЛЬНЫЙ ОБРЯД СРЕДНЕВЕКОВОЙ РУСИ XI-XVI ВЕКОВ
Глава 3. Погребальный инвентарь средневековых захоронений.

Интересен вопрос о времени появления и степени распространения монет в инвентаре средневековых городских захоронений. Использование монет в погребениях в качестве «обола мертвых» было широким на территории древнерусских земель в курганных захоронениях вплоть до XII в. Причем наиболее часто они встречаются на северо-западе Руси, в верховьях Днепра и на Черниговщине, а также в междуречье Оки и Волги. Несомненно, что обычай «обола мертвых» чаще отмечен в регионах со смешанным населением, среди которого силен финно-угорский элемент. Нельзя исключать влияние античной традиции «обола», сказавшейся на верованиях населения южнорусских территорий, связанных с Причерноморьем. Прекращение притока западноевропейских денариев на Русь в середине XII в. приводит к их постепенному исчезновению из экономической жизни и из захоронений.

Если мы обратимся к материалам городских кладбищ средневековой Руси, то выясним, что появление монет в качестве «обола мертвых» нужно связывать с XV в. — периодом активного развития собственного монетного дела на северо-западе Руси. Территориально это Новгородская земля. Именно в Новгороде, на кладбище при церкви Ильи, в грунтовых захоронениях XV-XVI вв. зафиксированы медные монеты.
...
Отмечены захоронения с «оболом» и в западных землях, на Волыни и в Смоленске (XVII-XIX вв.). Необходимо отметить, что традиция «обола мертвых» возродилась именно в тех землях, где она прослеживается по находкам в курганных захоронениях I — начала II тыс. н. э. И совершенно не отмечены монеты в погребениях на территории Северо-Восточной Руси.


Последнее предложение уже не актуально.
3

#389 Пользователь офлайн   Сергей Е 

  • Продвинутый пользователь
  • Иконка
  • Группа: nasheopolie
  • Сообщений: 2 090
  • Регистрация: 13 Октябрь 10

Отправлено 31 Март 2018 - 13:52

Ученые изобрели радар для поиска неметаллических объектов под землей

Ученые СФТИ ТГУ разработали геолокатор и принципиально новый метод поиска неметаллических объектов в слабопроводящих средах. В его основе заложено ноу-хау по обработке сигнала, авторство принадлежит сотрудникам ТГУ. Метод позволяет обнаруживать предметы из различных материалов – поливинилхлорида, полиэтилена, стеклопластика и других – в любом грунте.
– Изначально метод создавался для подповерхностного зондирования с целью поиска трубопроводов, в которых проложен волоконно-оптический кабель, – рассказывает заместитель директора СФТИ ТГУ Валерий Донченко. – Дело в том, что сейчас срок службы оптического кабеля 20-25 лет. В России и странах СНГ он применяется уже свыше двух десятков лет, соответственно, все чаще возникает необходимость в его замене. При этом многие организации сталкиваются с проблемой определения места залегания трубопровода, поскольку при строительстве не производилась специальная маркировка.
Эффективных методов и приборов для поиска конструкций без металлических элементов до недавнего времени не было. Ученые СФТИ смогли решить эту техническую задачу. Группа исследователей под руководством доктора физико-математических наук Георгия Парватова, лауреата премии Правительства СССР, создала оригинальный подход к поиску подобных объектов и изобрела геолокатор. Фактически создан новый способ поиска объектов, основанный на измерении такой величины, как показатель диэлектрической проницаемости вещества, в данном случае – грунта и предмета.
– В процессе сканирования грунта радар фиксирует сигнал и обрабатывает его с помощью алгоритма, разработанного радиофизиками под руководством профессора Владимира Якубова, – говорит Валерий Донченко. – В результате мы получаем радиоизображение, на котором видно, где находится интересующий нас объект. Макет радара уже прошел успешные лабораторные испытания. Он может использоваться для поиска любых неметаллических объектов, поэтому спектр применения нового метода очень широк.
Разработка ученых СФТИ может быть полезна связистам, коммунальщикам и другим службам, имеющим подземные коммуникации. Добавим, что прибор, созданный исследователями ТГУ, не имеет российских и зарубежных аналогов.

https://vk.com/away....27_5032&cc_key=
2

#390 Пользователь офлайн   Сергей Е 

  • Продвинутый пользователь
  • Иконка
  • Группа: nasheopolie
  • Сообщений: 2 090
  • Регистрация: 13 Октябрь 10

Отправлено 01 Апрель 2018 - 18:12

Губернатор Московской области А.Ю. Воробьев выступил с инициативой об отмене обязательной государственной историко-культурной экспертизы земельных участков перед строительством.
Сейчас в Думе готовится ко второму чтению законопроект № 302180-7 http://sozd.parlamen...u/bill/302180-7 – это пакет поправок в Градостроительный кодекс РФ.

Предложение Воробьева включено туда:
«С учетом состоявшегося обсуждения Министров России до 27 марта 2018 г. доработать и внести в Правительство Российской Федерации проект поправок №1, включив в него положения, предусматривающие:
27) исключение норм о проведении историко-культурной экспертизы в целях определения наличия или отсутствия объектов культурного наследия, включенных в реестр, выявленных объектов культурного наследия либо объектов, обладающих признаками объектов культурного наследия на земельных участках, землях лесного фонда либо в границах водных объектов или их частей, подлежащих проведению земляных, строительных, мелиоративных, хозяйственных работ, работ по использованию лесов и иных работ».
Они хотят обрушить систему защиты выявляемых памятников по-быстрому, пока никто не опомнился, через поправки в Градостроительный кодекс, который как раз сейчас будет во втором чтении.

Подробности в "Коммерсант"
https://www.kommersant.ru/doc/3580581


По мнению заместителя директора по науке Института археологии РАН Аси Энговатовой, принятие подобных поправок угрожает историческому наследию земель, которые до сих пор не обследованы археологами. Отказаться от предварительной экспертизы земель, утверждает эксперт, можно только в том случае, если данные по ним уже собраны. В качестве примера она привела центр Москвы в границах Камер-Коллежского Вала. Однако на многих территориях, в том числе и в Подмосковье, есть земли, на которых исследования не проводились. «Если на них начать стройку без предварительного обследования, многие ценные археологические объекты будут разрушены ковшом экскаватора», — утверждает Энговатова.

По мнению Ковалева, инициатива Воробьева могла родиться «под давлением коммерсантов».

«Предложение не проводить экспертизу — полное безобразие, поскольку те же строители могут нарушить состояние подземных памятников культуры. Метод [Андрея] Воробьева — способ закрыть глаза на археологическое наследие и относиться к нему как к чему-то несущественному», — заявил активист общественного движения «Архнадзор» Иван Борисов.

По его словам, активисты будут пробовать воспрепятствовать инициативе «как и в прошлые годы», стараясь не допустить прохождение идеи «дальше этапа обсуждения».

В феврале президент России Владимир Путин поручил расширить список населенных пунктов, входящих в состав Золотого кольца, и разработать меры по повышению привлекательности исторических поселений. В этом же поручении указывалась необходимость проведения археологических работ на территории подобных населенных пунктов.

Подробнее на РБК:
https://www.rbc.ru/s...a7947c2e3f2e4fc
1

#391 Пользователь офлайн   Елена_Владимировна 

  • Продвинутый пользователь
  • Иконка
  • Группа: nasheopolie
  • Сообщений: 3 517
  • Регистрация: 27 Январь 15
  • ГородЕкатеринбург

Отправлено 05 Апрель 2018 - 10:26

Владимирские Епархиальный Ведомости, 1879, № 5, оф. часть.

Прикрепленное изображение Прикрепленное изображение

1

#392 Пользователь офлайн   Иван 

  • Архивариус
  • Иконка
  • Группа: Администраторы
  • Сообщений: 3 785
  • Регистрация: 13 Октябрь 10
  • ГородЮрьев-Польский уезд

Отправлено 17 Апрель 2018 - 14:15

Просмотр сообщенияВасил (16 Апрель 2018 - 20:48) писал:

По сообщению агенства РИА НОВОСТИ в прошлые выходные был найден крупнейший клад на острове Рюген,федеральная земля Мекленбург -Передняя Померания, относящийся ко второй половине 10 века. Клад состоит из 600 серебряных монет и украшений. 100 монет относятся ко времени правления датского и норвежского короля Харольда Синезубого. Про принадлежность остальных не сообщается,а жаль. Ведь не секрет,что в это время там проживали племена ободритских славян.( Интересно,какая у ободритов гаплогруппа.)
В 1168 году ободриты были захвачены войсками датского короля.
Любопытно,что клад нашли благодаря 13 летнему школьнику и любителю археологии,которые напали на его след ещё в январе. Наверное ,с металлоискателем гуляли по окрестностям ).

Географически не совсем по теме, но пусть будет тут.
Сообщалось, что школьник был немецким, но зовут его Лука Малашниченко. Вместе с учителем во время исследования немецкого острова Рюген в Балтийском море с помощью металлодетекторов они нашли блестящий предмет, но при детальном рассмотрении выяснилось, что это древняя серебряная монета.
Позднее профессиональные исследователи организовали археологическую экспедицию на остров и в ходе раскопок обнаружили настоящие сокровища: серебряные монеты, жемчуг, кольца и браслеты. В общей сложности было найдено 600 предметов.Историки предполагают, что найденный клад принадлежал легендарному королю Дании и Норвегии Харальду Гормссону, более известному как Харальд I Синезубый. Кстати, Харальд считается одним из католических святых — в 965 году именно он крестил Данию.
Материал частично отсюда: https://news.mail.ru/society/33194541/

По поводу ободритов вариантов, думаю, два. Либо балтийский N1c1, либо R1a. Имеется ввиду в большинстве. А так, любой европейский народ несколько тысяч лет назад однозначно не представлялся какой-то одной гаплогруппой полностью. Даже славяне.

Прикрепленные изображения

  • Прикрепленное изображение

2

#393 Пользователь офлайн   Сергей Е 

  • Продвинутый пользователь
  • Иконка
  • Группа: nasheopolie
  • Сообщений: 2 090
  • Регистрация: 13 Октябрь 10

Отправлено 01 Май 2018 - 23:57

Сельские поселения Юрьевского ополья XI-XIII вв. на примере материалов разведки 2016 г. селищ Сорогужино–2 и Григорово 1-2
С.А. Потапов Московский педагогический государственный университет, г. Москва Научный руководитель – д.и.н., профессор М.В. Добровольская

Изучение средневековых сельских поселений – одно из важных направлений современной археологии, научное значение которого неоднократно подчеркивалось многими исследователями. Археология «Сельской Руси» прошла долгий путь, основными вехами которого стали исследования древнерусских курганов как некрополей сельского населения, первые раскопки средневековых селищ, обследования сельских территорий и создание археологических карт, раскрывающих структуры сельского расселения, наконец, междисциплинарные проекты с использованием методов археологии и естественных наук, воссоздающие реальный облик средневековых сельских ландшафтов [Макаров, 2008, с. 418]. Необходимо отметить, что работы по более пристальному изучению «малых» поселенческих памятников в контексте их исторических ядер необходимы не только для составления более полной археологической карты Владимиро-Суздальской земли, но и для решения таких задач, как: определение границ и размеров территории с высокой плотностью средневекового расселения, которая составляла ядро Юрьевского Ополья; характеристики общей динамики формирования этого ядра. Юрьевское Ополье – северо-западная часть Владимиро-Юрьевского (Суздальского Ополья). Надо упомянуть, что примерное время основания самого города Юрьева (Польского) определяется при сопоставлении двух записей о его Георгиевском соборе. В 1230 г. Юрьевский князь Святослав разрушил старый собор, поставленный Долгоруким [ПСРЛ, т. 1, стб. 455].

Ростовский свод 1534 г. сохранил указание, что разрушенный Святославом старый собор простоял 79 лет [ПСРЛ, т. 1, стб. 455]. Следовательно, он был возведен в 1151г. В свою очередь, колонизация и расселение округи происходило и на более ранних этапах. Активное исследование сельских памятников Юрьев-Польского района, а именно селищ Сорогужино 2 и Григорово 1-2, началось в 2014 г. сотрудниками суздальской экспедиции ИА РАН. Ранее Юрьевское Ополье изучалось только в ходе масштабных археологических изысканий на владимирской земле А. С. Уваровым в 1851-1852 гг. и вскользь археологами в 1970 - начале 1990 гг. На настоящий момент использование большей части выбранной для изучения территории в качестве сельскохозяйственных угодий, распашка значительных площадей, наличие больших огородов на приусадебных участках в старых селах создают благоприятные условия для выявления средневековых поселений, определения их границ и сбора на поверхности вещевого материала и керамики. Сбор подъемного материала на 3 поселениях производился с использованием металлодетектора и сбора керамического материала по секторам в зонах наибольшего скопления керамики и печного камня. К сожалению, на большинстве селищ зафиксированы следы грабительских посещений, значительная часть цветного металла и выразительных вещей из черного утрачена.

Размеры селищ сильно варьируются от 2,5 до 8,1 га. При исследовании селищ Сорогужино 2 и Григорово 1-2, а также сельских поселений Владимиро-Суздальской земли были выявлены общие закономерности в организации расселения: приуроченность поселений к овражным системам, удаленным от крупных водотоков; сосуществование крупных поселений, являвшихся основными узлами расселения и местом сосредоточения основной части населения и поселений небольших размеров [Макаров, 2012, с. 80]. Присутствие в культурном слое значительного количества вещей, керамики и камней с термическими сколами (следы средневековых отопи- тельных сооружений) указывает на то, что большинство селищ является остатками стабильных сельских поселений, просуществовавших достаточно длительное время. В ходе обследований 2016-2017 гг. на селищах собрано около 180 фрагментов венчиков средневековых сосудов и около 255 средневековых предметов из цветного металла, железа, стекла, камня, кости и глины, которые, в свою очередь, соотносятся с разными хронологическими этапами.

На селищах собрана лепная и круговая средневековая керамика, в кол- лекцию отбирались преимущественно фрагменты верхних частей сосудов и большие фрагменты с разнообразной орнаментацией. Статистические подсчеты велись по венчикам, донцам и стенкам. Одним из хроноиндикаторов раннего периода является древнерусская круговая керамика ранних типов, фрагменты сосудов с S-образным секировидным профилем (типы I, II и IV по В. А. Лапшину [Лапшин, 1992]. XII-XIII вв. представлены значительным процентом керамики от всего сбора на этих селищах. Существующие на настоящий момент разработки по хронологии керамики и вещевого материала Северо-Восточной Руси не всегда позволяют четко разделить древности первой и второй половины XIII в., тем не менее есть основание считать, что значительная часть средневековых поселений, возникших в домонгольское время, пережила середину XIII в. и продолжила существовать во второй половине XIII-XIV вв. [Макаров, 2012, с. 75].

Вещевые находки отражают разнообразие хозяйственных занятий обитателей селищ. О важности сельского хозяйства свидетельствуют многочисленные находки как целых экземпляров, так и фрагментов кос, серпов (Григорово 1, Сорогужино 2). Кроме того, встречаются пахотные орудия (лемех (Григорово 1). На территории григоровского комплекса селищ зафиксированы скопления железных шлаков и криц (Григорово 1), отмечающие места кузниц или железоделательного производства. Обилие и разнообразие домашнего инвентаря (30% находок – ножи (узколезвийные, с прямой спин- кой), замки (Григорово 1-2), ключи (Григорово 1-2, Сорогужино 3), котлы, дужки ведер, кресала, фрагменты топора, клинья (Григорово 2), две булавки с кольцевидной головкой (Григорово 2) указывают на обустроенность бытового уклада и высокий достаток сельчан. Находки предметов вооружения и предметов снаряжения коня и всадника (Григорово 1 – фрагмент удила (грызло); Григорово 2 – фрагмент наконечника дротика с односторонним ребром жесткости, два разделительных кольца круглого сечения) могут свидетельствовать, с одной стороны, о том, что сельчане владели неким количеством коней и были привычны к верховой езде, с другой – о присутствии на поселениях профессиональных воинов.

Маркерами торгового уклада поселений могут выступать: одна весовая бочонковидная омедненная гирька с точками кратности (Григорово 1), одно писало (Сорогужино 2), три свинцовых пломбы (свинцовая с изображением святых, свинцовая с изображением святых, свинцовая с изображением креста (Григорово 2)). Металлические украшения костюма в коллекции составляют сравнительно небольшую группу и принадлежат к распространенным древнерусским или восточноевропейским типам, в их числе: Григорово 2 – ременные пряжки, фибула подковообразная, одно пряслице пирофиллитовое битрапецоидное вишневое и одно пряслице керамическое из стенки сосуда; Григорово 1– три фрагмента бронзовых браслетов, один фрагмент гривны, две бронзовые накладки (фрагмент фигурной с рифлением и середцевидная с растительным декором), фрагмент подвески монетовидной ажурной с плетеным орнаментом в скандинавском стиле, обоймица-муфта(?) бронзовая с геометрическим декором, три кольца (фрагмент с округлым сечением, с несомкнутыми концами и овального сечения).

Немногочисленны предметы христианского культа, среди которых: Григорово 1 – два фрагмента бронзовых крестов (с круглым завершением лопастей и желтой эмалью по двум сторонам и ажурный); Григорово 2 – два бронзовых креста (с ромбическим средокрестием, трехчастными лопастями и ажурный) и три бронзовых иконки (нательная монетовидная с двусторонним изображением, нательная монетовидная с изображением Св. Димитрия и нательная овальная); Сорогужино 2 – створка энколпиона, крест из свинцово-оловянистого сплава с четырьмя шариками в средокрестии и шаровидным завершением лопастей. Таким образом, опираясь как на керамический, так и на вещевой материал, можно предположить, что период конца XI – первой половины XIII вв. характеризуется формированием сельских поселений, в процессе которого происходило освоение округа Юрьевского Ополья. На всех этих участках выявлена высокая концентрация средневековых поселений, преобладание керамики и вещевых материалов XII-XIII вв., отражающее максимальную плотность заселения в этот период, а также сочетание крупных поселений и небольших селищ.

Литература
1. Полное собрание русских летописей (далее – ПСРЛ). Т. 1. Стб. 455;Т. 15. Стб. 355.
2. Лапшин В.А. Система расселения в центральном районе Ростово-Суздальской Руси X-XIII вв. и природный фактор // Человек и окружающая среда в древности и средневековье. – М.: «Наука», 1985. – С. 101-104.
3. Лапшин В.А. Керамическая школа домонгольского Суздаля // Древнерусская керамика. М., 2003. – С. 90-102.
4. Макаров Н.А. Археологическое изучение севернорусской деревни: пути, подходы, результаты // Сельская Русь в IX-XVI вв. отв. Ред. Н.А. Макаров, С.З. Чернов. – М.: Наука, 2008. – С. 418.
5. Макаров Н.А. //Археология Владимиро-Суздальской земли. Материалы научного семинара. Вып. 4. М. 2012. – С. 65-84.
0

#394 Пользователь офлайн   Сергей Е 

  • Продвинутый пользователь
  • Иконка
  • Группа: nasheopolie
  • Сообщений: 2 090
  • Регистрация: 13 Октябрь 10

Отправлено 03 Май 2018 - 11:12

Из сборника "РОССИЙСКАЯ АРХЕОЛОГИЯ" № 1 2017

Изображение

ПРЕДМЕТЫ ВООРУЖЕНИЯ И КОНСКОГО СНАРЯЖЕНИЯ X – ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЫ XII В. ИЗ СУЗДАЛЯ И СЕЛЬСКИХ ПОСЕЛЕНИЙ СУЗДАЛЬСКОГО ОПОЛЬЯ
2017 г. С.В. Шполянский


Одним из результатов исследований средневековых памятников Суздальского Ополья послед­них 15 лет стало получение обширных коллекций средневековых древностей. Так, общее ко­личество предметов вооружения X – первой половины XII в., собранных к настоящему момен­ту, составляет почти 100. Они происходят с 43 памятников. Среди них выделяется небольшая группа предметов вооружения, датируемых X – начала XI в., включающая вещи североевропей­ских типов, в том числе ажурный наконечник ножен меча с личиной. Представленный матери­ал позволяет говорить о тенденциях, существовавших в развитии комплекса вооружения в ре­гионе в XI – первой половине XII в., и о заметной доле промыслово-охотничьего компонента в хозяйственной деятельности части населения Ополья.

Подробнее см. здесь:
http://www.academia....%9B%D0%AC%D0%AF
1

#395 Пользователь офлайн   Сергей Е 

  • Продвинутый пользователь
  • Иконка
  • Группа: nasheopolie
  • Сообщений: 2 090
  • Регистрация: 13 Октябрь 10

Отправлено 08 Май 2018 - 11:10

Лаборатория археологической медиевистики

Изображение

В текущем полевом сезоне на базе Суздальской археологической экспедиции ИА РАН проходит весенняя полевая сессия проекта «Лаборатория археологической медиевистики: от полевых работ к научной реконструкции прошлого по материалам памятников Суздальского Ополья», осуществляемого при финансовой поддержке фонда «История Отечества».

В общественном сознании успехи археологии в первую очередь ассоциируются с площадными раскопами, где с той или иной степенью наглядности обнаруживаются материальные остатки прошлого, и вопрос о необходимости дополнительных аналитических процедур для реконструкции систем расселения, облика исчезнувших поселений и могильников, особенностей материальной культуры средневековой Руси кажется избыточным. В то же время, главный вопрос обывателя – а как вы узнаете, где копать?

Задуманный проект призван познакомить начинающих историков и археологов с особенностями разведочных работ на памятниках русского средневековья, характерной особенностью которых являются отсутствие визуальных признаков в современном ландшафте, высокая степень поврежденности культурных слоев в ходе многовековой сельскохозяйственной активности.

Научный коллектив Суздальской экспедиции видит своей задачей продемонстрировать информационный потенциал этих внешне невыразительных объектов для реконструкции систем расселения и иллюстрации данных письменных источников по истории Северо-востока Руси; продемонстрировать необходимость четкого соблюдения методических процедур, а также возможности современных технических средств.

Студенты-археологи и историки ГАУГН и МПГУ, а также молодые специалисты ИА РАН, ГИМ и волонтеры знакомятся с ландшафтами Ополья, учатся выявлять и фиксировать археологические памятники, на практике знакомятся с материальной культурой русского средневековья. Программа мероприятия выстроена так, чтобы лекции, рассказывали об актуальных вопросах медиевистики и возможности их решения с помощью материалов, полученных в ходе разведочных работ. Кроме того, лекционный курс тематически согласован с практическими полевыми и камеральными занятиями.

Разведочными работами охвачены не только уже известные археологические памятники Ополья, которое в настоящий момент воспринимается как почти полностью обследованный регион.

В первые же дни работы экспедиции в верховьях реки Каменка в непосредственной близости от Суздаля был выявлен приуроченный к оврагам участок сети средневекового расселения. 18 поселений разного размера и продолжительности существования наглядно продемонстрировали интенсивность внутренней колонизации эпохи Юрия Долгорукого и его сыновей.

Надеемся, что в результате весенней полевой сессии ее участники не только сформируют представление об информационной ценности разных типов материала, собранного в процессе полевых работ, получат полезные навыки и освоят новые для себя методики, но и расширят круг людей, заинтересованных в сохранении и изучении культурного наследия.


А.Н. Федорина, А.М. Красникова
1

#396 Пользователь офлайн   Сергей Е 

  • Продвинутый пользователь
  • Иконка
  • Группа: nasheopolie
  • Сообщений: 2 090
  • Регистрация: 13 Октябрь 10

Отправлено 17 Май 2018 - 10:13

В продолжение предшествующего сообщения

Студенты ГАУГН в Суздальской археологической экспедиции

Изображение

Впервые в разведочных работах Суздальской археологической экспедиции ИА РАН участвуют студенты ГАУГН.
В рамках проекта «Лаборатория археологической медиевистики: от полевых работ к научной реконструкции прошлого по материалам памятников Суздальского Ополья», осуществляемого при финансовой поддержке фонда «История Отечества» студенты второго курса исторического факультета и студенты первого курса бакалавриата «Археология» участвуют в работах по выявлению новых и обследованию уже известных памятников средневековой археологии в Суздальском Ополье. Разведки, во время которых происходит сбор вещей и керамики с распахиваемой поверхности, и закладка небольших рекогносцировочных шурфов – не столь известный источник археологических данных, как широкомасштабные раскопки. Однако они обладают не меньшим, а в некоторых случаях даже большим информационным потенциалом для реконструкции систем расселения и повседневной жизни наших предков.

Обычно в таких работах участвует узкий круг профессиональных археологов, хорошо знакомых с материальной культурой изучаемого региона, что позволяет в короткий срок собрать максимальное количество информации как об отдельных поселениях и могильниках, так и о группах памятников. В этом полевом сезоне ребятам выдалась редкая удача – ближе познакомится с «научной кухней», понять, что обуславливает выбор той или иной стратегии поиска, сбора и фиксации подъемного материала в зависимости от поставленных аналитических задач, диапазон которых может быть достаточно широк – от локализации и взаиморасположения отдельных поселений в разных ландшафтных условиях до реконструкции систем застройки отдельных участков.
Работа в небольшом коллективе, непосредственное общение со специалистами по археологии региона, сотрудниками ИА РАН и ГИМ, знакомство с обширным кругом средневековых древностей, собранных при непосредственном участии студентов, позволяет глубже понять материал, услышанный на прочитанных в ходе проведения проекта лекциях.
Романтика и трудности полевой жизни, рутина сбора и обработки керамических коллекций и радость от самостоятельного обнаружения средневековых предметов: ножей, стеклянных браслетов и бус, пряслиц, деталей конской упряжи и христианских древностей дает возможность близко познакомиться с разными сторонами выбранной профессии и самим прикоснуться к живой ткани родной истории.

https://gaugn.ru/en-...spedicia#header
0

#397 Пользователь офлайн   Сергей Е 

  • Продвинутый пользователь
  • Иконка
  • Группа: nasheopolie
  • Сообщений: 2 090
  • Регистрация: 13 Октябрь 10

Отправлено 22 Май 2018 - 10:01

Из запасников МБУК "Юрьев-Польский историко-архитектурный и художественный музей"

Изображение
1

#398 Пользователь офлайн   Сергей Е 

  • Продвинутый пользователь
  • Иконка
  • Группа: nasheopolie
  • Сообщений: 2 090
  • Регистрация: 13 Октябрь 10

Отправлено 29 Май 2018 - 11:05

К сожалению, военные археологи еще не добрались до Ополья...

О том, как воевали, побеждали и терпели поражения наши далекие предки, "Русскому миру.ru" рассказал кандидат исторических наук, научный сотрудник Института археологии РАН, руководитель раскопок Донского побоища, Молодинской битвы и других ратных полей Олег Двуреченский.

— Олег Викторович, что такое военная археология?

— Дисциплина пока не оформилась как самостоятельная, но этот процесс идет. В ней многое кардинально отличается от классической археологии, в том числе и методологически. Там нет надобности в тотальных раскопках. Порой достаточно металлоискателя. Ведь то, что мы находим на полях сражений, для других археологов — это просто подъемный материал, то, что не привязано никак к культурному слою. На ратных полях и нет никакого культурного слоя. Но, с другой стороны, то, что мы поднимаем на этих раскопках, упало на землю в промежуток, ограниченный несколькими часами. Любая находка в любом городе — даже если речь идет о Новгороде с его стратиграфией, дендрохронологией и легко датируемой вещи, берестяной грамоте, например, — не дает такой точной, до дня, привязки к хронологии, как находки на полях сражений.
Когда мы только начинали работу, когда мы только заходили на то же Куликово поле, нам коллеги говорили: вы ничего не найдете. Это ведь прекрасные черноземы. Их распахивали совхозы-миллионеры. Там все из года в год засыпалось аммиачной селитрой. Мы находили кольчужные кольца, но их не видел металлоискатель. Это чистый окисел. Но мы их там нашли. К тому же надо понимать, что там никто не собирался ничего оставлять. Мы, люди XXI века, не понимаем, что человек XIV или XVII века жил в традиционном обществе, все было устроено по-другому. Например, не было такого расточительного отношения к вещам.
Железный топор в середине XVI века стоил 45 копеек, а на одну копейку семья могла жить целую неделю. Так что простой железный топор — это годовой бюджет московской семьи XVI века. И вот представьте: вы оказались победителем в битве и по всему полю разбросаны, по нынешним реалиям, "мерседесы". Да, некоторые из них совсем целые, некоторые — нет. Вы что, развернетесь и уйдете, сказав: а, ну пусть лежит. На память потомкам. Собиралось все, вплоть до наконечников стрел. Древки у стрел были красного цвета специально, чтобы легче было найти. Но вот если уж она обломилась, то ее найдем мы. И мы находили: вот наконечник стрелы, вот рядом детали от кожаной сумки, вот возле нее монета. Драматический миг из прошлого замер на много веков. Это поразительные находки, такого никогда не почувствуешь, раскапывая дом в городе.

— Но вы в военной археологии имеете дело с довольно скудным, с точки зрения неискушенного человека, непрезентабельным материалом.

— А если это захоронение воина? Тогда наоборот: материал очень богатый, комплексный. А ратные поля дают нам то, что могут дать. Почему повелось, что найти подкову — на счастье? Да потому, что она стоила серьезных денег, и после битвы было такое понятие — стоять на костях. Собирали все, что представляло ценность. Однажды псковичи взяли штурмом небольшую новгородскую крепость. Они после этого три дня стояли там. Зачем? Собирали все, что только можно. Это типично не только для Руси или для Европы, так всегда вели себя люди, представители традиционного общества.


Полный текст статьи здесь:
https://rusmir.media...05/dvurechenski
2

#399 Пользователь офлайн   Сергей Е 

  • Продвинутый пользователь
  • Иконка
  • Группа: nasheopolie
  • Сообщений: 2 090
  • Регистрация: 13 Октябрь 10

Отправлено 04 Июнь 2018 - 21:49

В ополье за семнадцать лет зафиксировано 340 поселений, и это – лишь малая часть того, что располагалось на территории в поперечнике в 120 километров...

Интервью с Н.А. Макаровым см. по ссылке:

https://rusmir.media/2017/09/05/opolie
1

  • (20 Страниц)
  • +
  • « Первая
  • 18
  • 19
  • 20


Быстрый ответ

  

1 человек читают эту тему
0 пользователей, 1 гостей, 0 скрытых пользователей